Подумайте над тем, чтобы помочь в обновлении Wiki.

Книга памяти

Материал из Path of Exile Wiki
(перенаправлено с «Book of Memories»)
Перейти к: навигация, поиск

Книга памяти - это объект с историей, найденный в Лаборатории жрецов. Они дают предысторию о Создателе и Древнем. Новая страница открывается всякий раз, когда вы обращаетесь к Зане, мастеру странствий, в Обрывке воспоминаний.

Страница 1[править | править код]

Я Валдо Цезерий, старший историк Ориатской академии Теополиса. Слуга верховного жреца Венария.

Я начинаю вести этот дневник в свете случившихся событий в надежде, что описание всех этих ужасов поможет разобраться в происходящем. Некоторое время назад мне принесли одно странное устройство и поручили его починить. Этот сломанный золотой механизм нашли в развалинах Рэкласта. Верховный жрец счёл, что устройство может хранить тёмные и отвратительные тайны, а потому потребовал от меня восстановить механизм и раскрыть его военный потенциал, если таковой имеется.

Следует отметить, что, хоть я и не придал этому значения, моя дочь стала плохо спать в те недели, когда я работал над загадочным устройством. Моя пятилетняя тихоня стала видеть кошмары и начала капризничать, хотя раньше за ней подобного не водилось. Тогда я решил, что она скучает по матери и тем выражает свою безутешную скорбь. Впрочем, сейчас мне остаётся только предположить, что это был знак.

Я даже подумывал отказать Венарию, но вряд ли решусь на такое. Хоть я и придерживаюсь собственных взглядов, но обычно следую указаниям и приказам жреца, пусть даже в них сквозят злоба и жажда власти. К сожалению, я был вынужден повиноваться Венарию, потому что знал, чем оборачивался отказ для тех, кто смел перечить верховному жрецу. Они исчезали без следа.

Страница 2[править | править код]

Устройство лежит на моём столе, разобранное и разбитое. К своему стыду я не задавался вопросами о его назначении. Я возился с деталями устройства даже не пытаясь постичь его общий замысел. Целыми сутками я пытался собрать этот прибор, пока не пришёл к пугающему выводу, который просто меня раздавил.

Я не мог починить устройство, чем бы оно ни являлось. Вроде бы оно должно было работать, но… видимо не хватает какой-то важной детали. Что ещё хуже, всё указывает на то, что нужной детали… просто не существует, по крайней мере в нашей реальности. Деталь, которая заставляла весь механизм работать, таинственным образом исчезла… Только во сне мне явился образ этой детали.

Мои мысли бегут словно в полудрёме в первые минуты пробуждения. Я без устали трудился ради нахождения ответов и теперь вымотан как никогда прежде. В конце концов, я погрузился в глубокий, глубокий сон прямо перед этим жестоким механизмом.

Страница 3[править | править код]

Я проснулся в прекраснейшем из мест под синим куполом небес, таких непохожих на серое небо Ориата. По воздуху порхали птицы и услаждали слух своими трелями. Тёплый ветер ласкал моё лицо, а высокая трава игриво щекотала кожу. Я не знал где оказался, но уже тогда я подозревал, что это место неведомым образом связано с проклятым механизмом, который неподвижно лежал где-то вдали, на полу в моей лаборатории.

Гуляя по этому странному новому краю, я всё сильнее ощущал, что нахожусь здесь не один. Блуждая по полям высокой травы, я заметил идиллическую прогалину среди кустов. Именно там я и повстречал ещё одного путешественника. Это была Тень — облачко дыма, едва различимое среди травы. Тень заговорила со мной, но не привычным образом, а потоком мыслей и образов, цветов и эмоций. Они вливались в мой разум подобно воде, сочившейся сквозь трещинки в земле.

Тень поприветствовала меня в своём краю и спросила, как мне удалось сюда попасть. Желая знать ответы, я стал с жаром и всем тщанием рассказывать об Ориате, своей дочери и, разумеется, о таинственном устройстве, которое, скорее всего, и привело меня туда.

Страница 4[править | править код]

Тень задумчиво кивала. Она определённо знала об устройстве, являвшемся вратами между моим миром и землями грёз. О давно утерянном механизме, сломанном и растащенном на куски ворами и проходимцами. Тень пришла в восторг от вести о нахождении этого устройства и предложила помочь с воссозданием последней утерянной детали.

Лучше и быть не может. Тогда мы сумеем открыть врата между мирами, и вся благость этого края хлынет на Ориат. Нас ожидает новый век богатства и процветания. Я не колеблясь согласился потому что боялся, да и сейчас боюсь, за судьбу своей дочери в стране, где правит верховный жрец Венарий. Взамен Тень всего лишь попросила отплатить добром за добро, когда придёт время.

Договорившись с Тенью, я лёг на прохладную траву и подставил лицо ласковому солнышку. Вскоре сон овладел мной, но в этот раз я проснулся уже от холода в темноте своего кабинета…

Страница 5[править | править код]

Солнце уступало луне, а неделя сменялась неделей. Каждую ночь я засыпал подле загадочного устройства и попадал в реальность иного мира внутри своего собственного. Я научился переноситься в край сновидений.

В своих снах я становлюсь учеником Тени и позволяю ей учить меня здешним премудростям. Я уже знаю, как придавать форму и ткать вещи из собственного воображения, создавать их из ниоткуда, словно я великий волшебник. Благодаря обучению и закалке разума я, под присмотром Тени, начал воссоздавать пропавшую деталь устройства. Что самое замечательное, я научился переносить эти призрачные творения в материальный человеческий мир.

Порой в мой кабинет на Ориате наведывается верховный жрец Венарий. Я вру ему, выдумываю всяческие оправдания. Хоть это и высокомерно, но я не хочу делиться с ним обретённой силой. Пусть этот край сновидений останется моей и только моей тайной. Я не расскажу о нём даже дочери…

Страница 6[править | править код]

Настал день, когда я наконец смог воссоздать пропавшую деталь — компонент прихотливой формы, призванный удерживать загадочные образы древних карт. Именно тогда Тень попросила об ответной услуге.

Она явила мне видения прошлого. Тех дней, когда тень была царём всего края сновидений. Я увидел её славное царство в дни величия и в дни, когда появилась великая угроза. Хранители тлена - культ жестоких мужчин и женщин, жаждущих уничтожить Тень. Желая повелевать этими землями, эти душегубы создали могущественный меч, способный исторгнуть душу царя из его тела и обречь её на вечные скитания по былому царству, в то время как тело окаменеет.

Я был просто вне себя! Как люди могли задумать такое чудовищное преступление против столь кроткого создания? Что стало с этими негодяями? Не они ли потом разрушили моё устройство? Не они ли разорвали связь между мирами и привели механизм в негодность?

Тень провела меня сквозь тёмный лес и там, в глубокой и всеми забытой пещере, показала мне изваяние из чёрного мрамора. Оно было пронзено мечом, очень похожим на оружие из моих видений. Изваяние внушало страх, если не сказать ужас. Эта статуя свирепой и мерзкой твари стояла на древнем алтаре из дерева и кости. По моему позвоночнику пробежал холодок, и в этот миг за моей спиной оказалась Тень…

Страница 7[править | править код]

«Вытащи меч из моей груди», — мыслями и образами произнесла Тень в моей голове. — Вынь меч и освободи меня». Но едва я потянулся к мечу, как почувствовал великий страх. Впервые за всё время я усомнился в правдивости слов Тени и стал гадать, не лжёт ли она о себе? Поэтому я не стал спешить, решив задать кое-какие вопросы и получше узнать Тень. Охваченный смутной тревогой, я отказался выполнить просьбу.

Но даже от намёка на отказ Тень впала в ярость и стала багровой от гнева! Хотя она не могла говорить, намерения тени были ясны. В моей голове пронеслись жестокие образы смерти и увечий. В них я… совершал ужасные вещи с любимыми людьми… с моей дочкой.

В панике я выбежал из пещеры и скрылся в тёмном лесу, проклиная себя за столь бездумное доверие к неведомому существу. Почти отчаявшись, я нашёл узкую заброшенную нору и забился в неё поглубже. Всё ещё багровая от ярости тень пронеслась мимо, страстно желая меня найти. Я же скрючился в тёмной и сырой дыре, дрожа от страха и отвращения. Я хныкал в тишине, пока в конце концов не заснул.

Затем я снова оказался в своей лаборатории и снова побежал, на этот раз домой. Я ворвался в свой дом в глухую ночь, быстро вошёл в спальню дочери, разбудил её и очень крепко обнял. Помню, как я дрожал, плакал и обещал, что никогда, ни за что в жизни, с ней не расстанусь.

Страница 8[править | править код]

Со дня, когда Тень явила свою истинную суть, а я в ужасе сбежал и забился в нору, прошли месяцы. Каждый день склизкие, ядовитые щупальца страха всё глубже проникают в мою плоть. Каждое утро я запираюсь в своем рабочем кабинете и погружаюсь в чтение самых мрачных книг, какие только могу найти. Я ищу оккультные таинства, которые могли бы оградить нас от пугающей твари.

Я почти потерял надежду, ведь по сути я очень мало знаю что о Тени, что о её «крае сновидений». Впрочем, этим утром мне передали посылку от Эрамира — безмерно почитаемого мной учёного. Закопавшись в присланные им бесчисленные заметки и обрывки свитков, я наконец-то набрёл на кое-какие полезные сведения.

Эти «Хранители тлена» действительно существовали в стародавние времена, и у меня в руках оказались записи об их работе! Правдивая история… Она… настолько неописуема, что даже теперь я колеблюсь. Не знаю, стоит ли писать о таком в своём дневнике? Но ведь я историк, а историкам положено записывать всё…

Страница 9[править | править код]

Они называли его Древним. Сутью безумия, порождённой в забвении ещё до начала времён. Ранее он был абстракцией, но обрёл материальную форму и проник в наш мир. Древний сотворил себе шар хаоса, а в нём породил тайные миры, которые служили этому созданию… чем-то вроде охотничьих угодий. Этот самый «шар», без сомнения, и оказался известным мне краем сновидений.

Древний явился к нам утолить голод. Предпочитая жертв помоложе, он стал живущим под детскими кроватками чудовищем, утаскивал несмышлёнышей в ночь и переносил в тёмные края, где беспрепятственно питался их кошмарами, ведь у детей такое богатое воображение. Древний не просто существовал, но к чему-то стремился.

Он… всё ближе подходил к своей завершающей цели… к истинному себе. К забвению вне пространства и времени. К Тлену.

Благие боги... Даже сейчас, когда я просто пишу об этом, моя рука дрожит, а сам я отчаянно пытаюсь сосредоточиться на работе… на Древнем. Его нельзя убить, но хранители создали некий механизм, запирающий его в краю сновидений и кошмаров. Меч — тот самый, который я видел — они называли его «Звёздным горном». Это оружие способно отделить разум от материи и принудить Древнего к вечному покою… Хранители вошли в тёмное, полное обезумевших маленьких жертв логово Древнего и сумели его пленить. Обрекли на голод без возможности охотиться. Связали нерушимой цепью.

Сущность Древнего оказалась заперта в камне, однако его дух остался на свободе. Его-то я и встретил. Но что если кто-нибудь другой попадёт в край сновидений и встретит тень? Что если Венарий?.. Мне придётся снова встретиться с Древним несмотря на его ярость. Я должен найти способ его остановить, пока он не освободился. Если не ради себя, то ради моей дочери…

Страница 10[править | править код]

Я знаю, что совсем забросил свой дневник. Со времён последней записи я всё время работаю, пытаюсь найти способ уничтожить нечестивого Древнего, но только всё впустую.

В своем тайном кабинете я начал создавать собственное устройство. Механизм хранителей должен был попасть в измерение Древнего и запереть его. Хоть в принципе моё оружие похоже на «Горн», оно действует иначе.

Днями и ночами я обдумывал, мастерил и доводил своё изобретение до ума. Когда я закончу, Древний больше никогда не потревожит мой мир. Пусть это существо нельзя убить, пусть отделение духа от тела не затыкает ему рот, но может быть… всего лишь может быть… его можно изгнать.

Страница 11[править | править код]

Как я мог так опростоволоситься? Я так забил голову этим кошмаром, что совершенно забыл о своих обязанностях историка! Моё притворное отсутствие прогресса над устройством стало вызывать подозрение у верховного жреца.

Этим днём, когда я заканчивал трудиться над своим механизмом, он ворвался сюда вместе со стражей! В ярости жрец хватил моим устройством об пол и уничтожил результаты моих исследований. Венарий пожелал знать, почему я не работаю над его поручением. В итоге меня заковали в цепи за неповиновение и потащили в тюрьму Теополиса.

Даже эту запись я могу сделать только по душевной доброте одного из знакомых стражей. Он знает о моей привычке вести дневник, вот и прихватил его из моей лаборатории, чтобы я мог продолжать свои записи.

Я не ведаю, что уготовил мне Венарий. Говорят, меня ждёт публичное посрамление и порка, хотя ничего ещё не решено. Увы, но доподлинно ясно другое — Древний до нас доберётся. Неважно, верховный ли ты жрец или самый бесправный раб-каруи. Древний стоит на пороге у всех и каждого. Он источает Тлен… Я должен во что бы то ни стало избавиться от цепей. Только я могу спасти всех от порождения пустоты, готового обрушиться на Ориат...

Страница 12[править | править код]

Моя дочка… Моя милая доченька… Благие боги, столько всего произошло со времён моей последней записи. Столько всего ужасного… Каждый миг на счету, но мне надо… я должен… обязан написать о случившемся. Только так я сохраню рассудок. Кажется, сейчас мне ничто не угрожает. Можно чуть передохнуть и подумать. Надеюсь, что передышка позволит мне придумать, что делать после такой катастрофы.

Эта скотина Венарий… Разозлившись на отсутствие успехов с оккультным оружием, он протащил меня по улицам и кричал, будто я его предал. Его люди сорвали с меня одежду и избили палками. Когда я оказался на волосок от смерти, Венарий снова потребовал ответить, как у меня хватило наглости его подвести… И тогда… по глупости… я рассказал ему всё.

Я надеялся воззвать к его лучшей стороне, к светлому началу в душе, чтобы заручиться поддержкой армии жрецов. Вместе мы бы смогли разделаться с Древним раз и навсегда!.. Вот только слепо взывать к добру в человеке — большая ошибка. Добра может и не быть. Венарий, он… схватил Зану! Приставил к её шее нож. Потребовал… чтобы я провёл его вместе с охраной в край сновидений на встречу с Древним!

Прошу тебя, неведомый читатель, не думай обо мне плохо. Если бы на кону была жизнь твоей дочери, разве ты поступил бы иначе? Я… сделал, как было приказано. Включил устройство, мы прошли через портал и я вновь оказался в Атласе миров…

Страница 13[править | править код]

Край по ту сторону был всё так же прекрасен. Над лугами шелестел лёгкий ветерок, а солнце ласково грело шеи. Даже верховный жрец и его стражи с восхищением любовались подобным чудом. Дочка же стала плакать от страха. Во мне зашевелился ужас.

Мы отправились дальше, в самую глушь, и вскоре ощутили гнетущее присутствие Тени. Перед нами безмолвно стояла самая суть Древнего. Я чувствовал, как его взгляд буравил мне кожу, а навеваемые видения вопрошали, зачем я вернулся. Прежде чем я ответил, Венарий вышел вперёд и громко поприветствовал призрака.

«Он говорит, что ты — правитель этих земель, — сказал тогда Венарий. — Мой жалкий учёный утверждает, что ты в плену и желаешь получить ключ».

Тень безмолвствовала. Она словно слушала, тлея где-то внутри.

«Я могу стать твоим ключом», — завершил свою мысль верховный жрец.

На мгновение в воздухе повисла задумчивая, тяжёлая тишина. Потом в наших головах вихрем образов пронёсся вопрос Венарию: «Чего ты желаешь?».

Верховный жрец улыбнулся. «Власти, конечно же», — ответил он.

Страница 14[править | править код]

Тень расплылась в огромное дрожащее пламя и быстро двинулась вперёд между деревьев. Верховный жрец поспешил за ней, а следом стража поволокла меня и мою дочь. Я стал узнавать ранее виденные места. Лес был всё так же тёмен, а пещера всё так же ужасна. Не успели мы опомниться, как уже стояли у основания статуи, восседающей на грубом языческом алтаре.

«Вынь меч из моей груди», — обратилась к нам Тень, и верховный жрец, в великой гордыне своей, не медлил ни единой секунды. Он ухватился за рукоять и потащил меч на себя. Пещера затряслась, а с ней задрожало и всё окрест! Словно сама земля сжалась от воссоединения Древнего со своим отвратительным телом.

Древний вырвался из холодных каменных оков и приближался к нам. Звёздный горн выпал из дрожащей руки Венария и клацнул о пол пещеры. Белый свет его силы стал меркнуть и угасать, пока наконец не погас под натиском непроглядной тьмы и извивающейся пустоты. Понимая, что будет с теми, кто увидит его лицо, я отвернулся и прикрыл глаза дочери. Древний же предстал перед верховным жрецом и его людьми в своём истинном обличье, и я услышал вопли, а вслед за ними безумное бормотание! Сам Древний не говорил. Видения больше не вырывались из его разума. Ему больше не требовалось говорить с людьми.

Жизненные соки быстро покидали корчащиеся тела верховного жреца и его людей. Я приготовился схватить дочь в охапку и бежать. Когда Древний приступил к трапезе после долгого воздержания длиной в тысячелетия, я поднял дочку на руки и выскочил из пещеры…

Страница 15[править | править код]

Боюсь, это уже не обратить. Близится конец не только моего существования, но и всего мира. Древний обрёл свободу. Скоро он пожрёт меня, а следом и мою дочь. Покончив с нами он обратит свой взор на остальной мир.

Всё начнётся заново, как в давно минувшие дни появления Хранителей тлена. Дети станут пропадать прямо из своих постелей. Родители будут горевать, тьма опустится на землю, а итогом этой бойни станет явление Тлена — истинного хозяина Древнего — который обретёт материальную оболочку в этом измерении. Это пагубное создание воплотится и распустит свои ненасытные щупальца. Тлетворная тварь, появившаяся до пространства и времени, будет жаждать лишь всеобщего разрушения…

Пока мы бежали через лес, я всё обдумал и решил. Спасаться самому было слишком поздно. Мне были подвластны силы создания, и только я имел шанс одержать победу над Древним. Занятое своей трапезой зловещее отродье на время забыло о нас. Возвращаясь по нашим следам мы вышли обратно к порталу. Не оглядываясь назад, я прыгнул в мерцающий проход и вместе с дочерью свалился на пол нашего дома на Ориате.

Не теряя даже мгновенья я схватил первый попавший под руку прибор и заклинил им проклятое устройство, которое зловеще загудело на полу моей лаборатории. Древнего надо остановить, а значит… я оставляю свою дочку здесь. Скажу ей спрятаться в шкафу или под рабочим столом. Портал постепенно уменьшался, но пока ещё действовал. Я развернулся и вновь шагнул в мир сновидений. В последний раз.

Страница 16[править | править код]

Моя милая Зана!

Где ты теперь? Надеюсь, как это свойственно отцам, что ты счастлива, где-то далеко, в безопасном месте. Надеюсь, что ты вырастешь доброй и сильной, что ты любишь и любима в ответ. Больше всего в жизни я сожалею о том, что не могу повидаться с тобой. Увы, я должен оберегать тебя от злых созданий внешнего мрака.

Я не смог победить Древнего. Если честно, у меня не было ни единого шанса. Это создание слишком сильное, слишком искушённое в создании. Не повреди Венарий созданное мной оружие в день когда вломился в лабораторию, глядишь, я бы и смог прорезать путь в пустоту, вынудить Древнего покинуть материальную оболочку и убраться из нашей реальности. Но этого оружия у меня нет, к тому же Древний столько раз присасывался к моему разуму, что я, сколько ни бьюсь, не могу воссоздать этот механизм.

Впрочем, моя война с тварью далека от завершения. Я не могу взять верх, но, словно загнанный зверь, буду кусаться до самого конца. Много раз я пытался заснуть и проснуться уже на Ориате в надежде, что когда-нибудь снова смогу тебя обнять. К сожалению, мои сны пусты.

Хоть я и думаю, что это письмо никогда не попадёт в твои руки, а всё равно его пишу, пусть не для тебя, а ради сохранения пошатнувшегося рассудка. Моя милая доченька, я так тебя люблю и желаю тебе самого лучшего. Будь как можно дальше от этой... вселенской тьмы. Ты моя гордость, и я искренне радуюсь каждому дню, когда называю тебя своей дочерью...

Я не должен останавливаться. Я должен продолжать борьбу. Быть может, однажды, если боги позволят, мы снова с тобой увидимся.

Я очень тебя люблю, твой папа.

Валдо Цезерий