Подумайте над тем, чтобы помочь в обновлении Wiki.

Записки исследователя

Материал из Path of Exile Wiki
Перейти к: навигация, поиск

Записки исследователяs - это объект с историей найденные в побочных областях по всему Ориату. Они рассказывают о контакте тамплиеров Даваро с реликвиями Ваала.

Содержание

I[править | править код]

Артефакты, которые верховный жрец Владыка привёз в наш город, наконец-то открыли мне одну из своих тайн. Впрочем, я уверен, что эти реликвии таят в себе ещё немало загадок. Вчерашние изыскания буквально встряхнули меня и даже привели в некоторый трепет. Я вычислил ранее скрытую частоту проявления порчи в реликвиях. Ах, как же они запели! Эти вещи подобны зеркалам, тускло отражающим тени и отзвуки прошлого.
Я видел следы крови и признаки древних жертвоприношений прямо в нашем славном городе! Выходит, ваал вполне могли обжить эти места. Означает ли увиденное, что культура ваал достигла даже берегов Ориата? Вдруг мы не первая империя, которая выкарабкалась из здешних трясин?
Надо и дальше слушать реликвии. Я должен разобраться, вот только это пение причиняет боль, если слушать его слишком долго. Лучше работать безостановочно, но не торопясь. На кону очень многое, я это чувствую!
- Жрец Даваро из Теополиса

II[править | править код]

Я жрец-волшебник Даваро, впадающий в транс, ведающий о сокровенном, ключ к древнему чуду!
Все изменилось словно по мановению руки. Пение реликвий больше не ранит мои уши. Более того, я слышу музыку. Песни артефактов являют мне великие истины. Моя теория про ваал, обитавших в этих краях, полностью подтвердилась. Одно из их древних зданий находилось неподалёку отсюда. В развалинах до сих пор дремлет великая сила. Я не могу пользоваться ей в полной мере, но скоро получу такую возможность.
Благодаря волшебным изысканиям я обрёл особое зрение. Я видел древний город ваал, который некогда был прямо здесь. Судя по всем признакам, здесь правила легендарная царица Атзири. Я видел себя у основания огромной пирамиды во время очередной жертвенной жатвы. По ступеням рекой, целым багровым потоком, лилась кровь. Она волнами выплёскивалась на меня и омывала кожу. Стоя в крови, я дрожал, словно тело моё пронзила молния. Я ощущал мощь этого кровавого ритуала. Придя в себя, я обнаружил, что стою среди древних развалин. Конечно же, я счёл случившееся видением, но когда прикоснулся к своему лицу, то с ужасом и изумлением увидел на ладони ту самую солоноватую, ярко-красную жидкость.
- Жрец Даваро из Теополиса, «Ключ к древнему чуду»

III[править | править код]

В последнее время мне нездоровится. Кажется, будто на мне пятна крови. Проклятая хворь донимает меня что в мире снов, что наяву. Реликвии больше не поют мне о силе. Нет, они вопят о голоде. Им, словно голодные дети, вторят развалины. Они хотят крови и очень много! Теперь, когда я знаю об их древнем происхождении, они не желают молчать!
То, что сперва вдохнуло в меня жизнь, ныне стало мучением. Сколько не пытаюсь, я не могу смыть кровь с рук и лица. Никто кроме меня не видит этих красных пятен, но это не значит, будто их нет!
Одним утром я купил на рынке троих рабов-каруи. Рослых пареньков лет по семнадцать. Я взял их с собой на место пролития крови в древних руинах. В этом месте что-то есть... Порча, впитавшаяся в камень. Она говорила с ними, и они её слышали. Силы этого места требовали крови, потому я дал им желаемое. Перерезал глотки этим юным каруи и залил их живительной сутью алтарь Атзири. Когда багряная жидкость впиталась в камень, мой разум помутился. Я воочию увидел саму древнюю царицу, нагую и возбуждённую. Она купалась в наполненном кровью бассейне, лаская себя рукой между бёдер.
Я постоянно... вижу этот образ. Даже сейчас, лёжа в своей постели, я дрожу от страха и предчувствия. Ни разу в жизни меня не влекло к женщине настолько сильно. Боюсь, что царица загонит меня в могилу. Смыкая веки, я вижу её. Она тянется, чтобы меня обнять.
- Жрец Даваро

IV[править | править код]

Я вижу только прекрасную царицу. Теперь я знаю, что она обитает в ином мире. Наши миры разделены, но не полностью. Есть двери и мосты, по которым можно переходить из мира в мир. В наших сновидениях мы занимаемся любовью в постепенно свёртывающейся крови наших жертв. Красный — цвет нашей страсти. Кровь постелила нам свадебное ложе.
Скоро я буду со своей любимой. Она станет мне ближе собственной плоти. Я узнал заклинание кровавого волшебства. Жрецы объявили его вне закона, но они и понятия не имеют, какой силы лишаются...
Теополис охвачен нешуточным волнением. Прошлым вечером пропало двое детей из знатных семей. Глядя на улицы из окна, я вижу стражников, которые расспрашивают горожан и бедняков. Они не найдут ни мальчика, ни девочку. О, сколь ценны были эти юные создания. Девочка потеряла сознание до того, как я с ней закончил. Мальчик был храбр и не кричал даже тогда, когда мой нож погрузился в его мягкий живот.
Теперь они оба затихли и лежат неподвижно. Вскоре я присоединюсь к ним, и тогда мы воссоединимся с моей царицей, став одной счастливой семьёй. Муж. Жена. Дочь. Сын. С моего ножа всё ещё капает кровь. Я оставляю это последнее письмо в надежде, что нашедшие нас тоже познают это наслаждение и, в своё время, присоединятся к нам в нашей вечности.
- Жрец-волшебник Даваро