История Рэкласта

Материал из Path of Exile Wiki
Перейти к: навигация, поиск

Это лишь попытка воссоздать историю Рэкласта, по крупицам собирая информацию из диалогов с NPC, описаний к предметам и других доступных в Path of Exile источников. Там, где это возможно, информация представлена от лица персонажей, населяющих Рэкласт и живущих во время событий, происходящих в игре.

Примечание: поскольку информация из таких источников, как Insider Newsletter, может быть изменена до появления в игре, то исходником служит только внутриигровая информация, которая уже точно не будет изменена (или та, изменение которой легко отслеживается). Если у Вас есть альтернативные источники, то добавляйте их сначала на страницу Обсуждение!

Ваал

Ваал являются старейшей известной расой Рэкласта, хотя и практически полностью забытой в настоящее время.[1]. Они построили Руины ваал, в которых погребена странная тьма[2], построили Древнюю пирамиду[3], и вероятно они также создали Вседушу ваал, или, по меньшей мере, ее механическую часть. Некоторые монстры в зонах, созданных ваал, называются "механизмами"(Древний Механизм, Механизм ваал, Механическая змея), поэтому возможно ваал владели некоторыми биологическими или волшебными технологиями. Хотя цивилизация ваал была мирной[4], они практиковали человеческие жертвоприношения[5][6].

Слезы Маджи

Ваал также были первыми, кто использовал камни добродетелей[7], называемые ими "Слезы Маджи"[8]. Исидор Просперус утверждает, что "В эпоху ваал камни использовались куда чаще, чем при императоре и его 'каменитах'. Это наваждение старо, как сама цивилизация"[9]. Перевод Сиосы первой Золотой страницы также упоминает, что ваал собрали камни добродетелей в "колыбели Джибади", чтобы обеспечить будущее цивилизации ваал. Природа и предназначение данной колыбели неясно[10]. Принимая во внимание, Иеромия утверждает, что именно ваал начали пользоваться камнями добродетелей. Сиоса утверждает, что использование камней "старо, как сама цивилизация", можно предположить, что ваал были самой первой цивилизацией.

Азири и Джибади

Последнюю королеву этого народа звали Азири. Это была жестокая правительница, скопившая огромные богатства,[11] не терпевшая слов и мнений, отличных от её собственного, и отправлявшая на жертвенный алтарь каждого, кто проявит хоть крупицу недовольства."[12]. Азири покровительствовала Джибади, придворному магу - также как и Титус покровительствовал Малахая[13] Судя по всему, царицу Азири и Джибади связывали такие же отношения".[14] Сиоса упоминала, что Джибади был “человеком божественного таланта и сумасшедшими амбициями”, сравнивая его с Малахаем.[15].

Умом королевы владела мысль о бессмертии и вечной юности, на которую её натолкнул пример одного из знатных дворян по имени Зерфи. Этот человек прожил 168 лет, но продолжал выглядеть не более чем двадцатилетним. Зерфи был серийным убийцей и нашёл какой-то способ сохранять молодость за счёт своих жертв. Чтобы воспроизвести его способ, огромное число молодых юношей и девушек погибло в экспериментах, которые ставил Дориани.[16].

Конец цивилизации ваал (ок. 400 до ИЛ)

Цивилизация ваал погибла в одночасье в результате таинственного события.[17][18]. В письменных источниках это событие называют “Причастием”, полагаясь на то, что Исидор Просперус написал на одной из Золотых страниц: "Причастие… но к чему? Судя по всему, ваал пытались постичь отнюдь не Господа".[19].Оно произошло при свете “луны урожая” (полнолуние в канун осеннего равноденствия) под руководством Джибади[20].В результате Азири, Джибади и большая часть людей погибли, а часть — превратились в Падших.)[21].В источниках, повествующих об этих событиях, также упоминаются слова “сон”, “кошмар” и “Зверь”. Вероятнее всего, речь идёт о пробуждении Сверхдуши народа ваал, механическая основа которой была ими же и создана.[22].

Сиоса верит по внешним признакам, произошедший с ними Катаклизм очень похож на тот, который впоследствии постиг Сарн.[23].

По текущей информации, можно предположить, что ваал ожидали спасти свою цивилизацию так называемым "Причастием", связанным с "Колыбелью Джибади" и камнями добродеятелей, что вызвало катаклизм ( возможно пробуждение Вседуши ваал, которая находится во 2 Акте, которая превратила множество ваал в Падших, которые также могут быть найдены в Древней Пирамиде во 2 Акте.)

Народ Азмери и рождение “Вечной Империи

Encountering the Vaal (c. 900-400 BIC)

Первые упоминания об азмери датируются 900 годом до основания Империи. Народ азмери спустился с гор и обнаружил развитую цивилизацию ваал. Последние очень помогли азмери в их развитии, но тщательно охраняли свои познания о “кристаллах силы”. После катастрофы, постигшей их народ, осталось ровно 3126 представителей ваал, которые выжили и присоединились к азмери.

Имперское летоисчисление (1 ИЛ)

Тарк Верузий спустился с гор и провел восемьдесят тысяч соплеменников через гиблые земли в Азала Ваал. Там он поднял свое знамя над усыпальницей Азири и дал начало великой Вечной Империи. История сохранила его слова:

"Ваал закрыли глаза на плоть и камень, на кровь и бронзу. Мы не ваал. Мы — азмири. Отныне и впредь наши глаза открыты".

На останках Азала Ваал была основана столица, которую Верузий нарек Сандрией. Здесь он создал первые легионы и отправил их на покорение земель под Обрывом, приказав очистить округу от бездумных конструкций и свирепых порождений Падения.

Верный своему слову, Верузий приказал своему народу жить "с открытыми глазами". Древние обители знаний и силы ваал были замурованы и стали запретными. Волшебство пресекалось законом, а люди, запятнавшие себя безумием ваал, сжигались за грехи. Уничтожать Слезы Маджи было слишком опасно, поэтому их собрали, отвезли в Македы и сбросили в глубины горных пещер. Места эти замуровали и забыли к ним дорогу.

Столько усилий, чтобы избавиться от былого. Примитивная реакция недалеких умов, по мнению вашего покорного слуги.

--- The Ancients, Book 6: Книга шестая: рождение империи

Imperialus Conceptus, основание Вечной Империи произошло через 400 лет после падения Ваал[24].

Свет Фрекии

Император Каспирий пережил своего отца на пять лет. Хотя источники и расходятся в деталях, они говорят об одном: Каспирий был разорван чем-то, именуемым "темной сущностью".

Трибун Аланий Фрекийский отомстил за смерть императора и смог прогнать всепроникающую тьму с земель, позже ставших внутренней частью империи. Трудно представить области нашей империи во власти бесконечной тьмы, однако все современники из народа азмири сходятся на таком описании. Вероятно, затемнение было вызвано погодными аномалиями или оказалось волшебным отголоском Падения. Здесь на долю скромного историка остаются только чистые домыслы.

1-го числа месяца Освящения Луриции 35 года ИЛ сам Аланий писал: "наши легионы загнали темную сущность в глубины ее логова и навечно запечатали вход". Аланий Фрекийский вернул сияние дня в земли, простирающиеся от Обрыва до Гряды Аксиомы, после чего вернулся в Сандрию. В отсутствие прямого наследника Верузия, Аланий был наречен императором. Внутренние земли государства были названы в его честь.

С укрощением и обживанием бывших владений ваал нашими предками азмири, Вечную Империю ожидал долгий период мира и процветания под присмотром не прерывавшегося правящего рода Фрекийцев.

"Служить Империи с открытыми глазами", — такова традиционная клятва верховного жреца, произносимая в день появления нового Императора Вечной.

--- The Ancients, Book 7: Книга седьмая: свет Фрекии

Мелавий

Наследие ваал не давало покоя пытливым умам. Один из чернокнижников по имени Мелавий оборудовал себе лабораторию в Chamber of Sins Level 1, Мелавий сосредоточился на “кристаллах силы” и пытался передать их свойства человеческому телу. Разработанный им способ — ввод эссенции кристалла через устройство, названное Maligaro's Spike[25] оказался очень ненадежным[26]. Также в процессе исследований маг создал элементалей[27] а также "мистический мрак"[28]. Под конец своих дней он создал Камень мора— либо искусственный аналог вааловских “кристаллов силы”, либо их искаженная версия. [29].

Расцвет Империи

Империя делилась на две части — внешнюю и внутреннюю. Внешняя занимала побережье от Врат заключенных и далее к югу мимо Заставы Львиного глаза) и внутреняя - (вся внутренняя часть страны к северу от Врат заключенных[30]. Столицей был Сарн [31], сохранивший роскошную архитектуру даже сейчас, после веков запустения и упадка. Престол принадлежал императору Титусу.[32]. Хотя гражданами Империи были потомки древних азмери, было немало рабов из других племен: ззомитов, маракет и каруи.[33]. Все эти расы происходили не с Рекласта, по крайней мере не с территории Империи — это были цивилизации, развивающиеся параллельно.[34][35],.

Лидером магов того времени был Малахай, придворный маг Титуса. Как и Мелавий, он экспериментировал с кристаллами силы, но вместо эссенции хирургическим путем вживлял в человеческое тело сами камни[36], Малахай достиг огромных успехов.[37]. Множество рабов добывали камни и Волшебную соль для его опытов[38] а Император обеспечил непрерывные поставки “человеческого материала[39]. Результатом работы Малакая стали “гемлинги”. Император Титус по этому поводу сказал: “Эти чудесные кристаллы приблизили нас к богам на расстояние плевка!”, "[40], а границы Империи стал охранять как минимум один легион гемлингов[41].

Самой известной работой Малахая стало существо, названное “Королевой гемлингов”. Это была фаворитка Императора,[42] девушка по имени Дианта,[43] Когда она надоела Императору, Титус отдал её Малахаю “на опыты”,[44]. Девушка полюбила мага[45] а он превратил её .[46] в самого совершенного, самого впечатляющего гемлинга [47].

Восстание очищения (1333 - 1st Sacrato of Phreci 1334)

В это же время за пределами императорского двора и магических лабораторий зрело недовольство простого народа. Революционное движение, позже названное “Восстание чистоты”, поставило своей целью свержение власти Титуса с его магами и гемлингами. [48]. Во главе революции встали шесть человек:

  • Верховный жрец Волл — лидер и руководитель.
  • Виктор, Народный поэт.
  • Андонис, лорд-мэр Сарна.
  • Ирений, архиепископ Фрикии
  • Кастов, губернатор Страйдволфа.
  • Адус, командующий Македов.

Преданный вере и государству, Волл пообещал “вырвать Империю из когтей дьявольских магов, вернув её обратно к человечности”. Восстание встретило горячую поддержку у различных социальных слоёв и политических сил. Виктор договорился о помощи с Тэйном Ригвольдом, предводителем народа ззомитов, а Волл заручился поддержкой Каома, короля племени каруи, и Секхемы Дешрет, королевы народа маракет.

Губернатор отступил к Сарну, чтобы собрать подкрепление из Сарна, провинции Вастири и южных гарнизонов — чем ослабил защиту и сыграл на руку верховному жрецу Воллу. Вероятнее всего, частью этой компании была “Битва за мост” (разрушенный мост во 2м акте игры).


Эзомиты (3rd Fiero of Dirivi 1333)

Верховный жрец Волл отправил Виктора послом к Тэйну Рогнвальду, поскольку был уверен — поэт справится лучше любого политика, поднимая на восстание склонных к романтике эзомитов. Вдохновленный страстными речами поэта, Рогнвальд собрал все кланы, с которыми был связан кровными узами, и открыто выступил против губернатора Гая Сентари.

Блеск и великолепие одежд и знамен тысяч горных кланов нашло отражение в названии — бунт эзомитов вошёл в историю как “восстание кровавых цветов”. В открытом бою губернатор Сентари разменял одного легионера-гемлинга на трех горцев, но эзомиты одержали победу.

Губернатор отступил к Сарну, чтобы собрать подкрепление из Сарна, провинции Вастири и южных гарнизонов — чем ослабил защиту и сыграл на руку верховному жрецу Воллу.

---The Purity Chronicles, Book 2: Bloody Flowers

Вероятнее всего, частью этой компании была “Битва за мост”[49].

Каруи

Поражение Марка Львиного глаза

В это же время, племя каруи под предводительством короля Каома обрушилось войной на южное побережье “внешней империи”.[50] Они высадились на Побережье[51] под стенами города “Застава львиного глаза, в котором был расквартирован один из Вечных легионов[52].

В открытом бою против гемлингов под предводительством Марка Львиного глаза (прозванного так за магический кристалл вместо левого глаза) каруи не имели никаких шансов. Но Каом и не планировал победить в честном бою. Понеся серьезные потери, воины каруи начали беспорядочно отступать. Марк был вынужден приказать своим гемлингам оставить башенные щиты, снижающие мобильность — чтобы догнать отступающих и довершить разгром.

Решение не казалось особо безрассудным — опыт схваток с каруи давал уверенность, что воины племени не пользуются луками из-за “тавукай” — священного запрета на использование любого стрелкового или метательного оружия. Но Марк не учёл одного — данный запрет не распространялся на женщин племени.

По завету своего дяди, племянница Каома по имени Хайри обучалась стрельбе из лука в Тебрусе, у лучших наставников жреца Волла. Когда легионеры пожертвовали защитой в пользу мобильности, лучницы каруи под руководством Хайри открыли огонь со скал. Гемлинги оказались в ловушке, и к крепости вернулись немногие.

Марк Львиный глаз не струсил и не побежал, оставив город — вместо этого он собрал уцелевших легионеров и дал последний бой в стенах крепости. Отдавая дань его храбрости, Каом по обычаю каруи прицепил его голову к своему поясу.

Обеспечив защищенную гавань для высадки подкреплений, Каом продолжил движение вдоль побережья, захватывая земли и вырезая под корень местное население, чтобы расчистить место под первое в истории поселение каруи на Рэкласте.

---The Purity Rebellion, Book 3: Fall of a Jade Axe

Схоластия и Изувер

Второй “линией обороны” Империи была волшебница Схоластия из Умбры[53]. Поняв, что Вечный легион не удержит город, она бежала к следующему рубежу, который можно было оборонить — тюрьме Аксиом[54]. Обманом или убеждением Схоластия смогла уговорить смотрителя тюрьмы Изувера[55], чтобы он позволил ей превратить его в сверх-человека; монстра, способного в одиночку справиться с каруи.[56]. Достоверно неизвестно, пытались ли каруи штурмовать тюрьму — но судя по наличию наскальных рисунков в гротах за перевалом, они просто обошли горную гряду по морю на своих каноэ. [57]

Врата заключенных

В качестве третьей линии обороны, Схоластия воздвигла магический барьер [58], в ущелье между вратами заключенных и Западным лесом. Нет никаких сведений о попытках штурма барьера — продвижение каруи остановилось, когда они достигли грота “Песня сирены”. [59].

Проклятие каруи

Захватив юг Империи, каруи основали там свои поселения[60]. Но их удача была недолгой — обрушившийся вскоре на континент Катаклизм принес с собой порчу[61], люди начали сходить с ума,[62], мертвые вставать из могил[63], а дикие животные — мутировать, пропитываясь ненавистью ко всему живому и особенно — к людям.[64].

Сам король Каом не избежал действия порчи — сойдя с ума, он с пятью сотнями лучших воинов племени сгинул в гротах, найдя свою смерть в логове Меллоники.[65]. Его племянница Хайри собрала оставшиеся пять сотен семей и отплыла с ними на родину племени — остров Нгамакануи. [66].

Маракеты (3rd Galvano of Vitali 1333 IC)

В обмен на помощь в восстании, Волл обещал Секхеме Дешрет вернуть обширные пастбища, отобранные у народа маракет в процессе завоевания Империей равнин Вастири. Секхема Красная согласилась на одном условии — что после победы получит кожу Гектора Титуция для украшения седла своего ездового Роа.

Сойдясь на условиях, Волл и Дешрет спланировали, как заманить Титуция и его Вастирийский легион в ловушку. Племя маракет с древних времен умело предсказывать появление и движение пылевых бурь, регулярно обрушивающихся на равнины. Дешрет обнаружила одну из таких бурь, зарождающуюся на расстоянии дневного перехода от лагеря Гектора Титуция. Со своей стороны, Волл “скормил” сфабрикованную ложную информацию о подготовке мятежа одного из племен имперским шпионам. Титуций заглотил наживку, и его гемлинги окружили указанную местность.

Пылевой шторм обрушился на легион с ослепляющей и оглушающей яростью. В это же время люди Дешрет, рождённые и выросшие в пылевых бурях, прошли сквозь имперцев, собрав кровавую жатву. Когда ярость урагана и народа маракет наконец утихла, от Вастирийского легиона остались лишь запорошенные пылью бесформенные груды. Секхема Красная получила свою награду — и говорят, на равнинах Вастири нет более комфортного седла, чем у Дешрет.

--- The Purity Chronicles, Book 4: The Red Sekhema's Saddle

Осада Сарна (last day of Divini 1334 IC - 1st Sacrato of Phreci)

Верховный жрец Волл осадил Сарн. Командующий Македов Адус привёл свой легион, и его саперы дополнили силы осаждающих. Оказавшись в окружении, император Титус призвал своих гемлингов защищать столицу до последней капли крови — но погиб от кинжала, воткнутого ему в спину лорд-мэром Андонисом на ступенях храма “Перст Господень”.

С помощью Виктора, Андонис смог сбежать через канализацию и пробраться в лагерь Волла, но долго наслаждаться статусом “героя революции” ему не пришлось: две недели спустя люди Виктора обнаружили Андониса в канализациях, сидящего со скрещенными ногами и держащего на коленях собственную отрубленную голову. Как выяснилось позже, это было дело рук Коралито из Молчаливого братства, нанятого семейством Просперус для мести за Императора Титуса..

Несмотря на отчаянные усилия, последователи Титуса были неспособны удержать город. Столкнувшись с бунтами в районах трущоб, доков и складов и с постоянными нападениями “из ниоткуда”, лорд Кадиро Просперус встретился с Воллом и предложил сдачу Сарна без каких-либо условий.

Волл и его Армия Чистоты прошла в город маршем через главные ворота, и менее чем через неделю Волл из Тебруса стал новым коронованным императором.

--- The Purity Chronicles, Book 4: The Emperor is Dead. Long Live the Emperor.

Правление Волла (2nd Sacrato of Phreci 1334 - c. 1339)

“Взлетел к власти в дыму горящих ведьм”, — так перешептывались о новом Императоре выжившие гемлинги, хоть он и был не из тех, кто способен отпправить девушку на костер за хиромантию. Неизвестно, смертельно ли ранило восстание Империю или просто ослабило, но под руководством Волла она быстро покатилась к упадку.[67].

--- The Purity Chronicles, Book 1: Embers of Insurrection


The Rapture Device (1336 IC)

Волл приговорил Малахая к сожжению перед дверью храма Солярис, но маг дал обещание, которое помогло ему избежать погребального костра. “Конец чернокнижия”, — сказал он слова, которые так хотел услышать новый Император.

Недели шли одна за другой, пока Малахай в подвалах храма Солярис изготавливал некое устройство, призванное избавить Рэкласт от любых потусторонних сил раз и навсегда. Наконец, маг с одной стороны и его королева Гемлингов — с другой, торжественно сдернули с конструкции шёлковое покрывало. Конструкция напоминала клубок медных змей, пульсирующих и извивающихся. Кроме Малахая, никто доподлинно не знал, как это работает — но уже наутро Волл выдвинулся в Македы вместе с магом, госпожей Диантой и их странным агрегатом под конвоем легиона.

В горы на севере, откуда брало свое начало тёмное магическое искусство Титуса.



It is in Highgate that our Emperor Voll will finish what he started. He will burn Chitus' empire from history and raise up a fresh and pure theocracy from the ashes of arrogance and corruption. God be with you, Voll of Thebrus, and with us all.

--- The Purity Chronicles, Book 6: The Rapture Device

Катаклизм (c. 1339)

Волл правил пять лет.[68]. Сразу после “Восстания Чистоты” империя покатилась к упадку, но причиной её окончательной гибели стало событие, позже названное "Катаклизмом"[69]. "Катаклизм" не имеет отношения к "Восстанию" по нескольким причинам:

  • Ерамир говорит, что "история" Азмири, культура и самобытность были уничтожены катаклизмом, но империя все еще стояла (шаткая и беспомощная, с Императором как никак) после Восстания, и не похоже, что Азмири могли забыть обо всем пока империя существовала.
  • Каруи учавствовали в Восстании и после того как они захватили южное побережье, они поселились там с большим удовольствием.[70]. До той поры, пока не пришла порча. Каруи пишут:Черные бури пришли к нам с севера (со стороны Внутренней Империи и Сарнов); "Земля Рэкласта отвергает мертвых". Каруи начали заселять побережье между "Восстанием" и "Катаклизмом".

Никто достоверно не знает, что произошло; как утверждает Ларисса[71], новости из Империи не достигали острова Ориат, пока Катаклизм не перестал бушевать, а его последствия не выгнали каруи обратно на родной остров. Помимо “порчи”, мутировавших животных, восставших из могил мёртвецов — неведомые силы превратили в нежить всех гемлингов.

Хадриан говорит: "Волл стал Императором Вечных, но просидел меньше прочих, всего пять лет. Виток тому свидетель." Еще одно упоминание "Витка" находится в диалоге с Lady госпожей Диантой, она говорит: “Тараканы ещё вернутся. Им нужен Виток”. Возвожно, Виток это устройство или артефакт, которое существует ( или так думает Эбеновый легион) в храме Солярис под защитой госпожи Дианты, или же она им и является.

Вполне возможно, что госпожа Дианта забрала Виток в обломках Сарнов, через несколько лет после возникновения Катаклизма, и перенесла его в ее святилище в храме Солярис для безопасного хранения, но есть причины подозревать, что она принимала непосредственное участие в самом Катаклизме:

  • Госпожа Дианта осталась единственным живым гемлингом после Катаклизма.
  • Григор, один из выживших жителей Сарна, называет её “живым воплощением Катаклизма."
  • Сама госпожа Дианта в один из моментов признается, что ей пришлось делать выбор между жизнью Империи и её собственной: “Малахай умолял: ради него, ради Империи… Я выбрала себя. Империя умерла, а я живу. Живу, и живу, и живу…”

Это вызывает несколько вопросов: госпожа Дианта говорит Малахаю "Он дарил мне камни, небесные самоцветы для своей Царицы каменитов" и описывал её спину, как "самую красивую" - гладкая, драгоценная, самоцветная." Большинство гемлингов, кажется, получили только один камень, и все же госпожа Дианта получила много, так Малахай должно быть предназначал ей роль или цель, в отличии от обычного гемлинга. Если бы, после Восстания чистоты, империя оказалась в беспорядках, вероятнее всего он намеревался использовать ее для восстановления империи.

Ориат

На юго-западе от Рэкласта находится остров Ориат.[72]. К моменту падения империи он был давно обжит, обустроен и процветающ.[73]. В лесах Фрекии, во Внутренней Империи есть Оскверненная святыня, руины старого собора жрецов[74]. Очевидно, Волл был заинтересован в империи и жрецы давно имели связь с Рэкластом, и при его освоении поселенцы принесли с собой и религию, а когда Империя рухнула — оказались в неоднозначной ситуации. В отсутствии императора вся полнота власти оказалась в руках жрецов.


Столица Ориата — город Теополис[75], который содержит как минимум исторические архивы[76], арены для дуэлей[77], также там расквартирован подчиняющийся жрецам Эбеновый легион[78]. Специальный “Суд божественной меры” [79],под управлением верховного жреца "[80] (На момент игры таковым является Владыка), охраняет сложившуюся теократию, вынося приговоры вроде “теософская гордыня”, “публичная ересь” и “сопротивление власти жрецов”. Даже название "Теополис" имеет религиозное значение[81].

Modern Times (c. 1600 IC)[82]

На момент событий игры (1600 лет от О.И.), на Рэкласте не осталось цивилизации. Континент населяют неорганизованные группы людей — потомков граждан бывшей Империи — и различная нежить. Помимо этого, на Рэкласт регулярно попадают потерпевшие кораблекрушение, а также — изгнанники с острова Ориат, осужденные судом. Сам Доминус, заинтересованный историей Империи и различными оккультными знаниями, вместе с Эбеновым легионом прибыл в Сарн. Обосновавшись на вершине башни “скипетра Господа”, Доминус оборудовал лабораторию и начал исследования, материалы для которых ему доставляют генерал Гравиций и Веры.

Гравиций с Эбеновым легионом оборудовал временные бараки рядом с храмом Лунарис и пытается раздобыть мифический “Виток”, атакуя храм Солярис. Максимум, чего он смог добиться — выкрасть у госпожи Дианты некую катушку для лент, вероятней всего необходимую ей для производства новых магических защитников. Веру на самом деле зовут Виния. На Ориате она днем изучала магию, а ночью — занималась проституцией, чтобы оплатить свои занятия. Будучи осуждена на сожжение, она вместо этого сумела добиться расположения Доминуса, доказав свою ценность в качестве источника знаний. Имя “Piety” дал ей сам верховный жрец, чтобы подчеркнуть её новое положение.

На Рекласте Вера оказалась в роли мага-археолога, разыскивая и изучая работы древних магов, таких как Малахай, Мелавий и даже Схоластия. По сюжету игры, впервые она встречается игроку в тюрьме Аксиом, застигнутая врасплох за чтением записей Схоластии — и эта встреча её немало удивляет. Следующая встреча происходит, когда Вера собирается пройти сквозь перевал в западный лес — пользуясь полученным знаниями, она возвращает к жизни старую магическую защиту, установленную Схоластией, чтобы игрок не мог последовать за ней. В третий раз игрок застаёт её за безуспешной попыткой завладеть артефактом, созданным Мелавием. Умирая, маг не оставил свое творение без защиты, и созданное им чудовище перебило отряд Эбенового легиона и заставило Веру отступить. Из всего отряда выжила только девушка Елена, которая после этого случая решила покинуть легион.

Основной задачей Веры является воссоздание гемлингов. Люди Эбенового легиона под руководством её любовника, капитана Артери, обеспечили её огромным количеством “человеческого материала” — но до уровня Малахая ей оказалось далеко. В результате нижние этажи некогда прекрасного храма Лунарис (где она оборудовала себе лабораторию) оказались залиты кровью и завалены трупами, а немногие выжившие при операции “гемлинги” оказались неполноценными.

Смотрите также

Ссылки

  1. Иеромия: "Народ, о котором иногда упоминают самые древние из текстов".
  2. Иеромия: "Древний проход на северо-западе и эти артефакты... рискну предположить, что их сделали одни люди. Ваал
  3. Елена: "Рукотворная гора с четырьмя ровными сторонами? Очень похоже на пирамиду. Такие строили ваал".
  4. Отпор ваал: "Хотя ваал превозносили мир, для любого народа было бы самоубийством идти на них войной". - Исидор Просперус, ученый муж империи
  5. Сфера мертвых: "Ваал избавляли рабов от бьющихся сердец и оставили горы изувеченных мертвецов".
  6. Кровопийца: ""Ибо жизнь плоти всегда зиждится на крови". - Аталуи, жрица ваал
  7. Иеромия: "Именно ваал стали использовать камни добродетелей задолго до наших царственных предков".
  8. Библиотечная книга "Возвышение азмири": Хотя ваал щедро делились знаниями и наставляли соседей во многих областях, одну из тем они старательно замалчивали. Речь идет о Слезах Маджи, известных нам как камни добродетелей.
  9. В сопровождающем тексте одной из Золотых страниц написано: '"В эпоху ваал камни использовались куда чаще, чем при императоре и его 'каменитах'. Это наваждение старо, как сама цивилизация". - Исидор Просперус '
  10. Сиоса: "Они принесли свои камни добродетелей в... «ложе Джибади»... Нет, не совсем так. Ну конечно, в колыбель Джибади. В конце летописец упоминает, что такова была цена за будущее ваал".
  11. Карта Сокровищница Азири
  12. Сиоса: "Какая занятная строка:Она заливает алтари кровью глупцов, осмелившихся усомниться в ее замысле".
  13. Сиоса: "Малахай никогда бы не вознесся так высоко без покровительства императора вроде Титуса.
  14. Сиоса: "О прекрасной Азири писали, что "она желала видеть свою красоту отраженной в глади вод истории". Титус был не менее самовлюбленным. Из всех грехов страшнее всего тщеславие".
  15. Сиоса: "Наверное, у каждой цивилизации есть свой Джибади... и свой Малахай. Люди с божьим даром и безрассудными устремлениями. Без таких учебники истории были бы куда менее 'занимательными'".
  16. Библиотечная книга "Душегуб Зебуми"
  17. Atziri's Mirror: "Пока я вижу в зеркале смерть, ее будет видеть и страна". - Азири, царица ваал
  18. Waterfall Cave: "Две тысячи лет раскаяния"
  19. One of the Golden Page flavour texts reads: '"Причастие… но к чему? Судя по всему, ваал пытались постичь отнюдь не Господа". - Исидор Просперус'
  20. Сиоса: "Следующий отрывок — сущая головоломка. Но мне кажется, что он повествует о 'причастии'. Некий обряд на осеннее равноденствие? И вновь ключевой фигурой выступает Джибади".
  21. Сиоса: "Наша царица мертва. Джибади мертв. Многие люди погибли. Многие изменились".
  22. Сиоса: "Я могу выделить слова «спать», «кошмар» и... «Чудовище», что бы они ни значили. Летописец обрывает запись словами: Мы преуспели больше своих предков. Мы уничтожили самих себя."
  23. Сиоса: "Мне больше не надо гадать о падении ваал. Я словно воочию вижу постигший их кошмар".
  24. Библиотечная книга "Последняя из цариц ваал": "Об Азири можно с уверенностью утверждать только одно: она стала последней царицей ваал. История государства обрывается на ее правлении, примерно за четыреста лет до начала Царского летоисчисления".
  25. Елена: "Колдун Мелавий использовал Шип для ввода экстракта из камней добродетелей в живых подопытных".
  26. Елена: "Мелавий в равной мере одарил Аделфа бессмертием и уродливостью".
  27. Елена: "Мелавий и ему подобные напитали чарами саму землю, растворили их в воде. Хозяева давно сгинули, но их бедные слуги слепо подчиняются былым приказам".
  28. Елена: "Черное заклинание такой силы уже применялось. Мелавий призвал тварь из чистой, темнейшей магии".
  29. Елена: "Мелавий был смертельно болен, его разум и тело увядали. Именно тогда он и создал Камень мора. Последние слова дознавателя словно выжжены в моей голове: «Этот камень — мое избавление. Сегодня я примкну к Фиделису»".
  30. Письмо Артемию: "Речь идет о единственном проходе между Внутренней и Внешней Империями."
  31. http://www.pathofexile.com/areas — The text under "Act III - The City of Sarn" describes it as "the fallen capital of the Eternal Empire"
  32. Венец Титуса: "Чтобы удержать власть, нужна недюжинная сила. Моя хватка становится тверже день ото дня." - Император Титус
  33. Госпожа Дианта: "На его добычу Малахай отправлял рабов. Соль копали в северных горах и доставляли на обработку через доки. Эзомиты, маракеты, каруи... соль убила всех."
  34. Григорий говорит: "Только Скофийские Острова избежали печальной участи. Некогда это были задворки моей гордой цивилизации, а теперь… это все, что осталось от эзомитов." Так видимо эзомиты были отдельной цивилизацией в Империи.
  35. The Act 1 map shows the "Karui Archipelago" in the south-west, off the coast of Wraeclast.
  36. Grigor: "...that's what [Piety] told me when she opened me up and buried a Virtue Gem in my entrails. Malachai did the same in the name of the Emperor, centuries ago."
  37. Lady Dialla describes "прекрасные и высокомерные камениты", a very different result to Maligaro's injections of "бессмертием и уродливостью".
  38. Госпожа Дианта: "Волшебная соль. [...] На его добычу Малахай отправлял рабов..."
  39. Госпожа Дианта: "Тех, кто не угодил... их отдавали волшебникам."
  40. As quoted by Clarissa
  41. Karui stone: "Lioneye's Gemlings met us with shining metal and bold words. Hyrri's arrows withered their pride. Kaom's axes silenced their despair."
  42. Госпожа Дианта: "Одно время я была любимицей императора."
  43. Госпожа Дианта: "Я болтала лишнее и задавала много ненужных вопросов."
  44. Госпожа Дианта: "Меня отдали Малахаю."
  45. Grigor: "The Gemling Queen gave her heart / And body / To the King of Shades"
  46. Госпожа Дианта: "Он дарил мне камни, небесные самоцветы для своей Царицы каменитов."
  47. Госпожа Дианта: "Малахаю нравились спины. Нравилась моя спина. Гладкая, драгоценная, самоцветная. Готовая умыть империю слезами."
  48. Clarissa: 'Волл из Фивра, верховный жрец тех времен, напротив, считал камни извращением. Он желал очистить империю, "вывести пятно колдовства"." '
  49. Voll's Devotion: “Мы - солдаты веры в доспехах служения. Пусть грешники приходят: мы, чистые, выстоим!" -Волл из Фивра, Битва у моста (Разрушенный мост во 2м акте игры).
  50. Karui stone: "At his back, the greatest war host in Karui history..."
  51. Полустертое послание на Побережье: "Лодка Каома вошла в песок как нож в масло."
  52. Bestel: "Marceus commanded the southernmost of the Eternal Legions, here at Lioneye's Watch."
  53. Иеромия: "Я читал о Схоластии из Умбрии...", Елена: "Боже, убереги нас от повторения трудов ведьмы из Умбрии." также в Откровениях Схоластииесть упоминание о "Кадавр, хирург из Умбрии"
  54. Бег Схоластии: "Схоластия помчалась к Изуверу, последнему оплоту на пути каруи."
  55. Откровение Схоластии: "«В правой руке Схоластии был рассудок, в левой она держала откровение. Изувер выбрал левую руку». ."
  56. Дневник Схоластии: "Тюремщик станет нашим спасителем. Он вобьет воинов каруи в песок. Теми кулаками, которые получит от меня..."
  57. Maramoa: "You strike the waikoama, the canoe, spilling a feast of men into the water."
  58. Дневник Схоластии: "В час нужды мы сможем бежать через Врата заключённых, а после я запечатаю проход."
  59. Maramoa: "Каом забрал голову Львиного глаза и южный берег до самой Бухты сирены." The Act 1 map does not mention "Siren's Cove" but it does label the waypoint in Cavern of Wrath as "Siren's Song Cove", which is probably what Maramoa meant.
  60. Полустертое послание, Прибережный остров: "Наши воины строят новые хижины для своих семей. Мы пашем землю, принимаем дары вод и наполняем воздух песнями."
  61. Сиоса: "С гор налетела буря и поглотила город... Я видел безумие в глазах других ученых. Наблюдал, как самые разумные из людей империи бессвязно бормотали, истекали слюной и убивали друг друга"
  62. Полустертое послание, Илистые низины: "Злой дух вползает в наши сны и склоняет беззащитных к пороку. Мы затыкаем уши. Пытаемся не забывать себя... Но не всем это удаётся"
  63. Полустертое послание, Утес: "Земля Рэкласта отвергает мертвых. Черный дух бурь и кошмаров вонзает в нее пальцы и поднимает сраженных нами врагов.Он выцарапывает падших из могил и отправляет драться, не жалея старых костей, гнилых зубов и ломких ногтей. Даже поминаемые нами родичи встают в проклятые ряды."
  64. The black spirit infects living flesh and bone. The animals suffered first. Their bodies changed. Their eyes filled with a hatred of mankind that is beyond instinct.
  65. Полустертое послание, Кладбище кораблей: Каом сгинул. Наш вождь взял пять сотен лучших воинов и спустился в чрево Рэкласта.
  66. Полустертое послание, Кладбище кораблей: "Хайрри велела спустить на воду лодки. В них сядут все, кто еще остался: пять сотен разбитых семей. Море понесет нас к настоящему дому. На Нгамакануи".
  67. Защитник Волла: "Волл возвеличился в час войны. И пал во время мира."
  68. Хадриан: "Волл стал Императором Вечных, но просидел меньше прочих, всего пять лет."
  69. Иеромия: "Народ который[...] основал Вечную Империю, Это было очень давно.... [...] История, культура, самобытность... все было уничтожено катаклизмом."
  70. Полустертое послание, Прибережный остров: " Мы пашем землю, принимаем дары вод и наполняем воздух песнями."
  71. Ларисса: "После Восстания очищения племя Каома отрезало Ориат от материка, не давая торговать или обмениваться сообщениями."
  72. The Act 1 map shows the island of Oriath directly south of The Coves
  73. Clarissa: "О падении империи историкам ничего не известно. После Восстания очищения племя Каома отрезало Ориат от материка, не давая торговать или обмениваться сообщениями." Видимо во время чистоты Восстания, Ориат был развит достаточно, что бы торговать с Империей.
  74. Eramir: "Оскверненная святыня - тень былого величия Рэкласта. Что за символ вырезан в камне? Это знак Видения родом из тех времен, когда жрецы действительно чего-то стоили."
  75. Карта 1 Акта shows a crown above the word 'Theopolis' on the island of Oriath
  76. Eramir: "Stumbled across sketches in the Theopolis archives, a piece of Vaal engineering, pyramidal in architecture."
  77. Hargan to the Duellist: "Now you're a familiar face! A face that cost me a good deal of coin at arenas in Theopolis."
  78. Hargan: "Had to smuggle a fellow out of Theopolis once. Got a bit too friendly with the Gravicius' wife, he did." Gravicius seems to be the head of the Ebony Legion, and it seems likely that his wife would be near him.
  79. Every Letter of Exile begins "Missive of Sentence, Court of Divine Temperance, Theopolis"
  80. Every Letter of Exile ends "By the Divine Authority of the High Templar"
  81. с Греческого"theos" - Бог, и "polis" - город.
  82. The dates on Letters of Exile range fram "1597 IC" to "1599 IC". We might assume they are relatively recent.